Элгуджи Тигишвили

Родился в 1961 году в грузинском городке Хашури. Учился в художественном техникуме и художественном училище в Тбилиси. Драматические события 1990-х годов в Грузии вынудили ГУДЖУ покинуть Родину. Он оказался в Петербурге, где много работал, писал картины, преодолевая житейские трудности. Имя Тигишвили известно немногим, в основном художникам, в свое время общавшимся с ним, любителям живописи, успевшим приобрести его работы.
У Гуджи было то, чем обладает далеко не каждый из его собратьев по профессии: свой собственный художественный мир, причем на редкость своеобразный. Мир этот не придуман, не сконструирован, как это часто случается, особенно в наши дни. Он выражает сокровенные, не всегда облекаемые в слова, импульсы души художника, чувствительно реагирующей на происходящее вокруг него. Он выглядит необычным, даже причудливым, однако он не содержит мудреных иносказаний, требующих умственной расшифровки. Его надо только созерцать, отдаваясь непосредственному восприятию. Искренностью и эмоциональностью своей живописи художник увлекает, подчас завораживает, и это тоже выгодно отличает его от многих современников, предпочитающих игры изобретательного рассудка – когда остроумные, когда и не очень.
Мир Гуджи узнается сразу. Этот мир притягателен – прежде всего потому, что он светел и красив, временами даже наряден. Он очищен от всего случайного, мешающего насладиться зрелищем. Краски его чисты, и среди них непривычно преобладает светоносная белизна. Он сгармонизирован и упорядочен. Художник тянется к декоративной уравновешенности и обретает ее в подчеркнутой симметричности, умиротворяющей глаз; тянется к закономерности и обретает ее в создании и утверждении канона, столь экзотичного для нашего времени. Фигуры и предметы располагаются на плоскости так, чтобы не мешать друг другу в их согласном существовании. Живопись легка и быстра, она не загружает поверхность холста и захватывает своей импровизационной стремительностью.
«Грузинский миф», который в свое время так впечатляюще воплотил Нико Пиросманашвили, Гуджа продолжил по-своему. Воспоминание о Пиросманашвили не раз возникает при знакомстве с картинами Гуджи. Это естественно. Колоссальная фигура великого мастера давно стала настолько неотъемлемым компонентом грузинского художественного ландшафта, что к ней немыслимо как-то не прислониться – в разную меру и на разный манер. Гуджа не только изобразил его несколько раз, но и безбоязненно использовал некоторые, ставшие классическими, пиросманиевские мотивы («кутеж», «пасхальный ягненок», «предстояние»), выводя по этим прописям свои собственные, совершенно иные тексты.

Благодаря знакомству с одним из известных петербургских художников, «дедушкой митьков» Владимиром Яшке, у которого Элгуджа жил в Петербурге, о нем узнали в артистической среде, его работы приобрели некоторые коллекционеры, которые были знакомы с Яшке.
Однако большинство его работ так и не были показаны публике… В 2006 году Элгуджи Тигишвили ушел из жизни.